Мой рассказ занял второе место в конкурсе рассказов, коих было 7 )))
Разница с победителем составила 1 бал. приятно, черт побери )))
Вот собственно и сам рассказ )))

Паломничество в Тибет.

Капитан Монтгомери думал над этим не один день. Это было рискованное мероприятие. Но успех возможен. Именно поэтому он отправил запрос в Королевское Географическое общество. Там раздумывали не один день. Рискованно. Очень рискованно. Возможен международный скандал, даже война с китайцами. Но это единственный выход. Наконец, сегодня пришло разрешение. Его идею поддержали Бенгальское Азиатское общество и англо-индийская администрация. Теперь надо искать человека. Впрочем, он был наслышан об одном учителе.
- Дюк, приведите сегодня вечером того индийца.
- Хорошо, сэр.

Позже вечером они встретились.
- Добрый вечер, Наин.
- Здравствуйте, сэр.
- Я не буду вас томить ожиданием, и перейду прямо к делу. Мы слышали о Вас очень хорошие отзывы… Не перебивайте. Так вот. Нам нужен образованный индиец для составления карты Тибета. Как Вы знаете Тибет – закрытая страна. И ни один европеец не может попасть туда: его либо не пустят, либо отрубят голову. Нам же необходимо составить карту, для того чтобы в мире не было не исследованных территорий. Поэтому нам нужен индиец. Мы предлагаем эту работу Вам.
- Но я не умею составлять карты, господин.
- Мы научим. Я не буду скрывать, что работа опасна. И если Вас поймают, то казни не миновать. Но в случае Вашего возвращения Вас ждет грандиозный успех. Великобритания хорошо отблагодарит Вас. В случае же Вашей неудачи мы позаботимся о Вашей семье, и Вашим детям будет дано прекрасное образование.
- Но, господин, почему Вы выбрали меня?
- Нам необходим образованный индиец, умеющий читать и писать по-английски, с широким кругозором, которого можно будет научить геодезии и шпионажу. Подумайте над моим предложением. Через неделю я надеюсь услышать от Вас ответ.
- Хорошо господин.

Наин подумал. Он очень хорошо обдумал это предложение. Он согласится. А что еще ему оставалось? Зарплата учителя не приносит много денег, а у него четверо детей, и он мечтал дать им прекрасное образование. Даже если он погибнет, то его сыновья выйдут в люди. А что может быть лучше для них и для него? Правда он не умел составлять карты, и вообще слабо представлял себе путешествие, но капитан Монтгомери ему все объяснит. А Аллах ему поможет.

- Замечательно, – сказал капитан Монтгомери, - с завтрашнего дня я начну Ваше обучение. Времени на преподавание у Вас не останется, так что работу Вам придется бросить. Мы назначим Вам жалование, Вы не будете нуждаться.

С тех пор прошло почти два года. Наин был даже рад, что согласился. За время обучения он научился пользоваться компасом и секстантом, вычислять путь по звездам и высоту над уровнем моря, замеряя температуру кипения воды. Теперь его шаги были размерены и одинаковой длины: ровно восемьдесят сантиметров каждый. Это далось сложнее всего. Они потратили на это значительную часть времени, чтобы шаги стали такими, какими нужно, и при этом походка выглядела естественно. И теперь, где бы он не ходил: по горам, по полям, по лесным тропинкам, какой бы сложной не была дорога, все его шаги были одинаковы. После 100 шагов он автоматически откладывал бусину на своих четках. Четки выглядели так же как у всех будийцев, но в них не хватало 8 шариков. Это было сделано специально, чтобы один круг четок был равен 10000 шагам. Его научили придумывать правдоподобные легенды, а обаяние, терпение, и выдержка ему были даны от природы.
Теперь обучение подошло к концу. Все было готово к началу путешествия: в молитвенное колесо была спрятана бумага, в двойное дно сундука – секстант, во внутренний карман – градусник, и компас врезан в молитвенный барабан. Завтра он покинет свой родной город и отправится в далекую Лхасу.
В последние дни Наин все чаще стал задумываться о своем путешествии. По сути он становился шпионом. Правда шпионить ему нужно не в политических целях, а для Королевского географического общества Британии. Но это ничего не меняло. В Тибете не любили шпионов. Они вообще редко пускали иностранцев в свою страну. И если у них возникали подозрения, то они казнили не задумываясь. Боясь, что их культура исчезнет под давлением европейцев, они закрыли свою страну от всех. Исключение составляли лишь паломники и купцы. Вот он и станет одним из них.
Чем ближе становилось путешествие, тем чаще Наин испытывал беспокойство. Раньше, когда они с капитаном Монтгомери устраивали вылазки под видом паломников, то это было похоже на небольшие приключения, и было интересно. Да и их было двое. Завтра же он поедет один. И вдруг он понял всю неизбежность и опасность путешествия, и ему стало страшно. «Помоги мне, Аллах», - прошептал Наин, и упал на колени для молитвы.

Прошел год. Вот уже месяц он живет в Лхасе. Страх не только не прошел, но и сегодня достиг апогея. Сегодня он увидит далай-ламу. Встреча с далай-ламой – мечта всех буддистов, и уж тем более большая честь, если тот захочет встретится с иностранцем. В таких встречах не отказывают. Но Наин очень хотел избежать ее. Все непальцы говорили, что далай-лама бессмертен, и его душа переходит к тому на кого он укажет. И вся мудрость проживших ранее приходит к новому. Далай-лама мудр: он смотрит на человека, видит его душу и умеет читать в самом сердце. Он видит, что из себя представляют люди, видит так, как будто с них сорвали ложь. И поэтому Наин боялся. Он не мог уснуть всю ночь. Несколько дней назад он видел, как на главной площади какому-то китайцу отрубили голову только за то, что в нем заподозрили врага. И чтобы отвлечься от мрачных предчувствий он стал вспоминать свой путь сюда.

Он перешел границу Непала под видом буддийского паломника. Пограничники долго и подозрительно осматривали его, перетрясли все вещи в сундуке, но ничего подозрительного не обнаружили. И к облегчению Наина пропустили его. Пройдя несколько дней, он вошел в деревушку, в которой остановился на неделю. Там он узнал, что из деревни собирается караван в Шигадзе. Это было ему по пути. Он разыскал главу каравана и попросил взять его с собой. Им понравился этот вежливый индиец, сосредоточенно молившийся, и решивший совершить паломничество в сердце Тибета. Поэтому значительную часть пути он проделал вместе с ними. Каждую ночь он вызывался дежурить первым в лагере. Он долго сидел, смотря на костер, выжидая пока все заснут, и дыхание его спутников станет ровным. После этого он тихонько открывал свой барабан, доставал бумагу, и наносил свой путь. Ему очень хотелось спать, а треск огня успокаивал его, и глаза сами закрывались, но тут в мозгах что-то щелкало, и он резко открывал их, не давая себе заснуть и разбудить следующего до тех пор, пока он не запишет все очень подробно. Через пять месяцев он расстался с ними. Они решили переправится через реку, сократив свой пусть. Но плывя по реке, он не сможет измерить расстояние, и вся его работа до этого будет бессмысленной. Поэтому он отказался идти с ними дальше. Они сильно удивились, когда он это сказал, и долго уговаривали его. Перестали они это делать после его слов о том, что это его карма, и он должен дойти до Лхасы своими ногами.
Потом были несколько дней путешествия в одиночестве, после чего он пришел в Шигадзе. Здесь он остановился. У него почти не осталось денег. Он их растратил в небольших деревушках, попадавшихся на пути каравана. Договорившись о комнате, заплатив за нее, и поев, он стал думать, как ему раздобыть денег. В караване говорили, что в Тибете много неграмотных, но он не умел читать по-китайски. Наин раздумывал дальше. И тут он вспомнил, как идя по рынку, он видел, как торговец обманул жителя, который не умел считать. И ему пришла в голову идея учить счетоводству. Он прожил в Шигадзе один месяц, заработал немного, и стал собираться в Лхасу с новым караваном.

В пути было холодно, а поднимаясь выше, идти становилось сложнее. Дорога лежала через горы, покрытые снегом, и от его блеска болели глаза. Дышать становилось труднее. Все чаще Наин не мог согреться, и холод пробирал его до костей. Несколько раз он простывал. Но слава Аллаху, он взял с собой лекарства, которые помогали ему в пути. И в душе он лелеял надежду вернутся домой. Он очень хотел увидеть как вырастут его сыновья, какими будут внуки, и хотел умереть в своей постели, в глубокой старости, а не здесь, на чужой земле, вдали от дома.

Но не только холод был их врагом. На караваны нападали разбойники и дважды они спасались от них на лошадях. И та часть пути была потеряна для замеров. «Если я выживу, то вернусь туда, и пройду тот путь пешком», - подумал Наин.

Но пора собираться в Поталу. Страх совсем завладел Наином. Здесь он тоже зарабатывал себе на жизнь счетоводством. Ему приходилось посещать буддийские храмы, чтобы не быть разоблаченным. Однажды его увидел далай-лама, и заинтересовался человеком с необычной внешностью. От окружения он узнал, что иностранца зовут Наин Сингх, он из Индии, и совершает паломничество в Лхасу. Также дает частные уроки математики всем желающим. Далай-лама захотел познакомится с ним поближе, и назначил ему аудиенцию. Наин не видел далай-ламу: у правителя церкви было свое особое место, чтобы он мог всех видеть, а его нет.

Он вошел в Поталу. С каждым шагом ему становилось страшнее и страшнее. Но назад дороги нет. Вот он уже перед дверями и какой-то монах говорит, обращаясь к нему: «Входите». Пройдя несколько шагов, он поклонился и выпрямил спину. Перед ним сидел подросток. На вид ему было 13 или 14 лет.
- Приветствую тебя, чужеземец. Я слышал о тебе. Но хочу услышать рассказ о том, где ты живешь, из твоих уст.
Наин рассказал. Аудиенция длилась недолго. Через пятнадцать минут он стоял на площади перед дворцом, и не мог опомнится от радости. Теперь он знал, что действующему далай-ламе всего 13 лет, у него еще нет мудрости зрелых людей, и как любому подростку, ему интересно, какие бывают страны, и как живут в них люди. Придя в свою комнату, Наин подумал, что ему очень сильно повезло, но не может же ему везти вечно? Сегодня же он решил найти другое место для жилья подальше от центра. И надо собираться домой. Надо найти караван, и очень хорошо, если это будет тот же караван, с которым он пришел.

- Капитан Монтгомери, Вас спрашивает какой-то нищий. Он никак не хочет уходить, и требует, чтобы Вы его приняли.
- Гоните его в шею.
- Но он говорит, что его зовут Наин Сингх.
Томас Монтгомери замер. Прошло два года с тех пор, как он отправил индийца в Тибет. О нем ничего не было слышно до сегодняшнего дня, и он уже стал думать, что того убили. Он даже говорил себе, что это было рискованно, было мало шансов, и был уверен, что того уже нет в живых. И вот сегодня он услышал о нем.
- Так зовите его сюда скорее.

Это действительно был Наин. Он вернулся тем же путем, не забыв отшагать пропущенные участки. Он выложил перед капитаном Монтгомери нарисованные им небольшие карты Тибета. На них были отмечены широта и долгота Лхасы, Шигадзе и каждой деревушки, мимо которой он проходил. На карте была указана высота над уровнем моря. Еще Наин достал свои записи о жизни и укладе тибетцев. Капитан Монтгомери ошалел от радости. По другому это назвать нельзя. Он читал всю ночь, и только под утро заснул в своем кресле.

По сведениям Наина была составлена профессиональная карта. Через два года Томас Монтгомери напечатал статью в Журнале Королевского Географического общества о путешествии индийца в Тибет. Боясь разоблачений, имя Наина не было указано в этой статье. Но она вызвала широкий резонанс в мировом обществе. А через несколько лет капитан Монтгомери вызвал Наина к себе и сказал:
- Британская империя приносит Вам огромную благодарность за Ваши исследования в Тибете, и от имени Королевского Географического общества я вручаю Вам эту золотую медаль. К сожалению, мы не можем вручить ее как положено, в связи с тем, что сведения были получены путем шпионажа. Но могу сказать только одно: Вы первый азиат, получивший эту медаль. Ее дают за особые заслуги, и раньше ее получали Ливингстон, Нансен, Пржевальский.

@темы: рассказ, авторское